Skip to main content

Выдержки из "Дальнейшие приключения Робинзона Крузо"

Должен сознаться, что по возвращении домой мне  было  странно  слышать,
как у нас превозносят могущество,  богатство,  славу,  пышность  и  торговлю
китайцев, ибо, по  моим  собственным  наблюдениям,  китайцы  показались  мне
презренной толпой или скопищем  невежественных  грязных  рабов,  подвластных
достойному их правительству. Словом, если бы расстояние, отделяющее Китай от
Московни, не было столь огромным и если бы московская империя не была  почти
столь же варварской, бессильной и плохо управляемой толпой  рабов,  то  царь
московский без большого труда выгнал бы китайцев с их земли и завоевал бы их
в одну  кампанию.  И  если  бы  царь,  могущество  которого  по  слухам  все
возрастает и начинает достигать грозных размеров, направил свои армии в  эту
сторону вместо того, чтобы атаковать воинственных шведов, в чем ни  одна  из
европейских держав не стала бы завидовать  или  препятствовать  ему,  то  он
сделался бы уже за это время императором китайским  и  не  был  бы  бит  под
Нарвой королем шведским, силы которого в шесть раз уступали русским войскам.
Подобно военному могуществу китайцев, их навигация,  торговля  и  земледелие
очень несовершенны по сравнению с тем, чего достигли европейцы; то же  самое
можно сказать относительно их знаний, науки и искусств. У них есть  глобусы,
планетные круги и кой какие сведения по  математике;  но  стоит  вам  только
немного ближе познакомиться с их наукой, и вы  убеждаетесь,  как  ограничены
самые первые их ученые! Они ничего не знают  о  движениях  небесных  тел,  и
народ у них так  глуп  и  так  невежественен,  что  солнечное  затмение  они
объясняют нападением на солнце большого дракона, который  похищает  светило,
так что по всей стране начинают что есть мочи  бить  в  барабаны  и  греметь
кастрюлями, чтобы испугать и прогнать чудовище, совсем как делаем мы,  когда
нам нужно загнать в улей рой пчел.

***

Путешествуя  по  московским  владениям,  мы  чувствовали   себя   очень
обязанными московскому царю, построившему везде, где только  были  возможно,
города и селения и поставившему гарнизоны-вроде солдат-стационеров,  которых
римляне поселяли на окраинах империи. Впрочем, проходя через  эти  города  и
селения, мы убедились,  что  толыко  эти  гарнизоны  и  начальники  их  были
русские, а остальное население  -  язычники,  приносившие  жертву  идолам  и
поклонявшиеся солнцу, луне  и  звездам,  всем  светилам  небесным;  из  всех
виденных  мною  дикарей  и  язычников  эта  наиболее  заслуживали   названия
варваров, с тем только исключением, что они не ели человеческого  мяса,  как
дикари в  Америке.  В  одной  деревне  близ  Нерчинска  мне  вздумалось,  из
любопытства, присмотреться к их образу жизни, очень грубому и  первобытному;
в тот день у них, должно быть, назначено было большое  жертвоприношение;  на
старом древесном пне возвышался деревянный идол - ужаснейшее,  какое  только
можно  себе  представить,  изображение  дьявола.  Голова  не  имела  даже  и
отдаленного сходства с головой какой нибудь земной твари; уши огромные,  как
козьи рога, и такие же высокие; глаза величиной чуть не в яблоко; нос словно
кривой  бараний  рог;  рот  растянутый  четырехугольный,  будто  у  льва,  с
отвратительными зубами, крючковатыми, как нижняя часть клюва  попугая.  Одет
он был в овчину, шерстью наружу, на голове огромная татарская шапка,  сквозь
которую торчали два рога. Ростом идол был футов в восемь, но у него не  было
ни ног, ни бедер и никакой пропорциональности  в  частях.  Это  пугало  было
вынесено за околицу  деревни;  подойдя  ближе,  я  увидел  около  семнадцати
человек, распростертых перед ним на земле. Невдалеке,  у  дверей  шатра  или
хижины, стояли три мясника - я подумал, что это мясники, потому что увидал в
руках у них длинные ножи, а посредине  палатки  трех  зарезанных  баранов  и
одного теленка. Но это, повидимому,  были  жертвы,  принесенные  деревянному
чурбану - идолу, трое мясников - жрецы, а семнадцать бедняков, простертых на
земле - люди, принесшие жертвы и молившиеся об исполнении своих желаний.

***

В  конце  мая  и  я  стал  снаряжаться  в  дорогу,  и  во  время   этих
приготовлений много размышлял над положением ссылаемых  московским  царем  в
Сибирь; там им предоставлялась свобода передвижения; я недоумевал, почему же
они не уезжают в те страны,  где  им  жилось  бы  удобнее.  Мое  недоумение,
однако, рассеялось, когда я расспросил вышеупомянутого вельможу о  причинах,
мешающих им делать такие попытки.
     "Примите во внимание, сударь, - сказал он мне, - особенности страны,  в
которой мы находимся, и наше положение ссыльных. Мы окружены здесь барьерами
более крепкими, чем решетки и замки;  с  севера  Ледовитый  океан,  куда  не
заходил ни один корабль, ни одна лодка, да если бы они и были у нас,  мы  не
знали бы, куда уплыть на них. С остальных трех сторон на тысячи миль тянутся
владения царя, где единственные проходимые дороги  усеяны  гарнизонами,  так
что мы не можем ни проехать по ним незаметно, ни миновать их".

***


Comments

Popular posts from this blog

Отрывок из "Одноэтажная америка" Ильфа и Петрова

Старый ковбой рассказал нам историю об одном индейце из племени наваго,
который решил вдруг заняться торговлей.
- У индейца каким-то образом оказался небывалый капитал - двести
долларов. То ли он продал скот, то ли нашел на своем участке немножко нефти,
только деньги у него появились. И он решил торговать. Он отправился из
пустыни в ближайший городок, закупил на двести долларов разных товаров и
привез их в свое родное кочевье. Представьте себе индейца, занимающегося
коммерцией! Ведь это был первый такой случай в истории племени наваго.
Торговля пошла довольно живо. Но вот я заметил, что мой друг-индеец стал
торговать несколько странным способом. Меня это так поразило, что я сперва
подумал даже, что он сошел с ума. Он, видите ли, продавал свои товары ровно
за такую же цену, какую заплатил за них сам. Ну, тут я принялся втолковывать
другу, что так торговать нельзя, что он разорится, что товары надо продавать
дороже их цены.
- То есть как это дороже? - спросил меня индеец.
- Очень прост…

ПОТРАЧЕНО

Прошел год с тех пор как я стал записывать свои траты, вот результаты.

График расходов на еду:
На еду уходит: 835 йен в день.
Всего на еду ушло: 305820 йен
Другие расходы всего: 62000 йен
К сожалению, траты на все остальное не записывал.
Жизнь в общаге: 30000 йен в месяц
Телефон: 1500 йен в месяц
Получается около 800000 йен в год на жизнь, обучение 660000 йен в год = 1,460,000 йен
За год наработано 1158 часов с зарплатой приблизительно 950 йен в час. = 1,100,100 йен

Черная полоса затянулась

Я не писал больше года в этот бложек потому что было писать не о чем, все было очень печально, не хотелось здесь особо ныть, но таки поною. С момета последней записи я работал в отвратительном сушибаре с конвеером, как и в предыдщуих сушах, ритм работы там адский. Пришел новый начальник который мне не давал работать нормально, заработка хватало только заплатить за квартиру с копейками. Новую работу получить не мог, виза висела на оформлении, понаехали толпы вьетнамцев и непальцев, миграционка не справлялась. Только в начале сентября наконец получил документы и стал искать другую работу, на интервью вроде было все нормально, я ждал звонка что меня примут и в конце концов отказывали.

 Было ужасное время, полнейшая депрессуха. На работе на меня взьелась одна бабка и начала еще мозги трахать начальнику чтобы меня уволили. Мне перестали давать хоть какую-то работу, но к счастью я наконец нашел работу в итальянском ресторане и сейчас там работаю досихпор.

 Ублюдский сушибар даже вспоминать…