Паста неизвестного автора.

Все знают, на свете есть пирожки с повидлом и пирожки с капустой. Большинство людей при наличии выбора несомненно предпочтут сладкий пирожок с повидлом сомнительной капусте. Но есть некоторые люди, которые с самого рождения больше тянутся к капустным пирожкам и едят только их. Никаким, даже самым вкусным повидлом их не заманишь.

Вот у меня есть такой приятель, и я никак не могу понять, чем же его не устраивают прекрасные сладкие пирожки. Я переживаю за него. Он снова и снова ест эту свою капусту и при этом говорит что доволен и счастлив. Сперва я думал, что он просто не пробовал правильных пирожков и поэтому ест всякую дрянь. Я пытался насильно заставить его съесть свеженький пирожок с повидлом, но его стошнило. Я пытался отвести его к врачу, но тот сказал что любовь к пирожкам с капустой никак не лечится. Тогда я сказал ему, что если еще раз узнаю что он ел эти свои мерзкие капустные пирожки, я расскажу о нем своим друзьям и они, узнав что он мерзкий капустник, изобьют его до полусмерти.

Какое-то время мой друг действительно не ел пирожков с капустой. Он вообще ничего не ел. Он стал каким-то хмурым, замкнутым. Куда-то ходил по ночам и часто подолгу сидел в интернете. Но однажды он позвонил мне и попросил придти к нему. Он хотел меня спросить о чем-то очень важном. Я обрадовался. Я понял что он излечился и, видимо, захотел узнать где лучше всего покупать свежие пирожки с самым лучшим повидлом.

Я примчался к нему с пакетом горячих, самых лучших в городе пирожков с самым наилучшим повидлом. Войдя к нему, я сперва не узнал своего давнего друга. Он очень похудел. В доме был беспорядок и какой-то полумрак. Мой друг сидел напротив входной двери и ел пирожок. Увидев это я понял — он действительно выздоровел. Пирожок явно был с повидлом. Но все-таки что-то было не так.

Он с трудом проглотил очередной кусок пирожка и внимательно, но как-то печально посмотрел на меня.
— Это мой последний пирожок, — сказал он еле слышно.
— Ну, что-ты! Ты еще очень молод. В твоем возрасте настоящие мужчины могут съедать по нескольку пирожков каждый день без всякого вреда для здоровья, — возразил я. — Ты только начинаешь новую жизнь!
Он откусил еще кусочек, и вдруг закашлялся. Он кашлял все сильнее, судороги сотрясали его. Внезапно его вырвало прямо на свои руки и колени. Это было ужасно. Он был весь перепачкан в повидле и пережеванном тесте. Я понял — он съел слишком много пирожков за раз. Иногда такое бывает после долгого голодания.

Но оказалось, все еще хуже. Он ел несвежие пирожки! А всем известно как они ядовиты. Я подбежал к нему, и сам пачкаясь попытался поднять его, чтобы отвести к доктору. Но было поздно. Его глаза начали мутнеть и закрываться. Он умирал. Я начал трясти его и умолять не оставлять меня, а он что-то шептал едва шевеля губами. Я прислушался...
— Поверь... Я был счастлив, когда ел капусту... Для меня она намного слаще... Цени каждый свой пирожок...

Я сидел рядом с мертвым другом и плакал. Я снова и снова спрашивал себя. Какая разница мне что за начинка была у пирожков которые он ел? Наверное именно это он и хотел у меня спросить.
Но не успел...

Comments

Popular Posts